Вторым событием, которое особо выделяют в «темном прошлом» интернета, является ответная реакция в 1957 году президента США Дуайта Эйзенхауэра на запуск СССР первого искусственного спутника Земли (так и назвали «Спутник-1» — никакой романтики).

В ответ на столь потенциально опасное «смертельное оружие» (целых 3 метра алюминия, летающих вокруг орбиты!) под Министерством обороны США (DoD – Department of Defense) создали Управление по перспективным исследовательским проектам – ARPA (Advanced Research Projects Agency).

Вобщем, интернет мы не изобрели, но зато хорошенько дали пинка тем, кто это сделал (как там у китайцев… «прыжок в тысячу ли начинается с первого пинка»).

Поначалу АРПА только спутниками и занималась, но потом ей, видимо, стало мало или скучно, и она принялась за средства связи и компьютерные сети.

И дальше история «перешла на личности».

Интернет, такой, каким мы знаем его сейчас, конечно, не был создан одним человеком. Как и в большинстве случаев, за созданием чего-то уникального, грандиозного, стоит команда, группа людей (и зачастую многие из них остаются «в тени»).

Джозеф Карл Робнетт Ликлайдер - один из пионеров интернетаВ 1962 году директором новенького отдела АРПЫ – отдела по информационно-процессным технологиям (Information Processing Techniques Office (IPTO)) – был назначен Джозеф Карл Робнетт Ликлайдер (короче, просто Лик («Lick») – так его называли его «айтишные» друзья). Он первым сгенерировал идею создания из компьютеров-индивидуалов компьютерной сети. То есть не отдельно стоящих рядом компьютерных истуканов, а именно способных «общаться» между собой и использовать ресурсы один другого.

Это сейчас такая мысль может показаться примитивной. А вы представьте себя на заре компьютерной эры, когда первые ЭВМ весили тонны, занимали целые комнаты и требовали внимания нескольких человек. Персональных компьютеров тогда еще не было в природе (первый Apple I появился в 1976 году, первый IBM PC – в 1981).

И еще одно жизненно-важное историческо-лирическое отступление: в 60-70-х правительственные организации, научно-исследовательские центры и крупные корпорации, если могли себе позволить такую «роскошь», устанавливали мэйнфреймы (mainframe computers), то есть ну очень большие компьютеры, большие ЭВМ, универсальные ЭВМ (хватит? а-то еще их уменьшительно-ласкательно, но в тоже время с оттенком уважения называли «большая железяка» — big iron).

Так вот. Есть комната. Большая. В ней есть процессор (а раньше это был ящик или шкаф – Интел Пентиум минус 4 :)  ), есть системы записи и другие компьютерные конечности. Все это вместе взятое и называется главным (main), централизованным, компьютером. А поскольку все это находится в рамках одной комнаты, то еще добавляется слово frame.

Доступ к этой штуковине пользователи получали через другие устройства – терминалы, стоящие в соседних комнатах и соединенные с мейнфреймом проводами. Причем, использовать мейнфрейм могло несколько пользователей одновременно – в этом и заключалась основная «фишка» большой железяки, и называется она специальным термином – timesharing. В буквальном переводе – «разделение времени», режим работы с разделением времени, т.е. когда несколько пользователей используют одну и ту же систему (компьютер) и могут одновременно выполнять на ней разные операции.

По мере эволюции терминалы стали удаляться от «основной станции» :), то есть стало возможным поставить терминал не в соседней комнате, а, например, в другом здании другого города.

Терминалы могли обмениваться данными (например, файлами), но только два между собой. Такая модель, или сеть, называлась сетью из точки в точку – простейший вид компьютерной сети (point-to-point = P2P). Эта модель была ограниченной, поскольку не позволяла соединиться с другой отдельной, независимой компьютерной сетью – для начала нужно было впасть в «физическую» зависимость (если вы понимаете, о чем я :) – провода, вобщем).

Так вот именно этой проблемой и озадачился Лик.

Продолжение следует в следующей части :) Если вам понравилась статья, «ставьте лайки» на кнопках ниже и оставляйте комментарии.